Подручные гитлеровцев решили переписать историю

Власти Будапешта решили поставить в столице Венгрии памятник жертвам насилия — мемориал всем женщинам, пострадавшим в военных конфликтах. Можно было, конечно, назвать это благим делом и дружно аплодировать городскому совету, но в ладоши хлопать рано. Как только на обозрение общественности представили проект концепции монумента изнасилованным женщинам, стало ясно, что местные политики бросают камень именно в сторону России

Мэр Будапешта Гергей Карачонь, одобряя решение совета, связал будущий памятник с взятием города советскими войсками.

Мол, мифу о Красной армии — освободительнице пришел конец и «политика памяти» теперь изменилась.

На мемориал изнасилованным женщинам уже выделили тридцать пять миллионов форинтов из бюджета столицы, скульпторы и архитекторы приглашены к участию в конкурсе. А для того, чтобы их творческая мысль текла строго в определенном властями направлении, на сайте мэрии на страничке, посвященной проекту памятника жертвам насилия, поместили фотографию советских солдат, сделанную в феврале 1945-го в Будапеште.

Попытки перелицевать историю Второй мировой войны, вывернуть факты наизнанку в канун 75-летия Победы превратились в информационную войну против России. Цель понятна — бьют по самому дорогому, хотят опорочить подвиг наших дедов, обесценить их славу.

В Прибалтике и в Польше советских солдат власти без всякого смущения называют не освободителями, а оккупантами. Венгрия тоже участвует в этой антироссийской пропагандистской кампании, но молодые мадьярские политики вроде недавно избранного мэра Будапешта совсем не берут в расчет, что их страна воевала во Второй мировой войне на стороне Гитлера.

На территории бывшего СССР венгерские захватчики оставили кровавый след, видимо, пришла пора про это напомнить.

Подручные гитлеровцев

На медали, которую вручали советским солдатам за штурм Будапешта, отчеканено слово «за взятие». Не «за освобождение», как, например, за Варшаву, а «за взятие», как за Берлин. И в этом есть глубокий смысл: чтобы не забылось в веках, что Венгрия была активной союзницей гитлеровской Германии.

В войне против СССР мадьяры участвовали с июня 1941 года, последние венгерские части сдались советским войскам лишь весной 1945-го.

В архивах есть много свидетельств очевидцев преступлений венгерских солдат на оккупированной территории Советского Союза. Вот показания жителя Брянской области А.И. Крутухина:

«Мадьяры вступили в нашу деревню Светлово 9 мая 1942 года. Они порасстреляли, изнасильничали несколько наших женщин. По всей деревне шла стрельба, горели постройки, а мадьярские солдаты грабили наши вещи, угоняя коров, телят».

Учитель М.С. Говорок из Брянской области вспоминал:

«В деревне Парасочки 7 июля 1943 года в течение нескольких минут было расстреляно 83 человека — старики, женщины, дети, даже грудные. Целые семьи (Сапуто Евдокия и ее шестеро детей, Ирлица Фекла Яковлевна и ее шестеро детей и т.д.). Жертвы были и в деревне Важице — 42 человека. Это надо же быть такими нелюдями, чтобы даже детей не пощадить!»

Зверства венгерских захватчиков зафиксированы и в судебных материалах, причем не только в России.

Самый крупный процесс над венгерскими военными преступниками прошел на Украине в Чернигове в 1947 году — все его документы доступны европейским историкам, архивы открыты.

На скамье подсудимых в Чернигове сидели двенадцать венгерских высокопоставленных офицеров и один нижний чин. Вот их имена: генерал-лейтенант Золтан Алдя-Пап, генерал-майор Ласло Сабо, генерал-майор Иштван Бауман, генерал-майор Дердь Вуковари и генерал-майор Геза Эрлих, полковники Шандор Захар, Ференц Амон, Бела Шафрань, Миклош Мичкеи и Тивадар Секей, майоры Ласло Шипрак и Дезе Бердефи, рядовой Йожеф Борош.

В обвинительном заключении описаны преступления, совершенные не только на Украине и в Белоруссии, но и в России — на территории Брянской, Курской и Воронежской областей. На суде была оглашена «Директива № 10» венгерского генштаба, подписанная генерал-полковником Сомбатхейи, предписывающая «самыми жестокими методами осуществлять оккупационную службу, не останавливаясь перед сожжением населенных пунктов, убийством мирных граждан, заподозренных в связях с партизанами, и конфискацией у населения продовольствия и скота».

Генерал-лейтенант Золтан Алдя-Пап приказывал артиллерийским и минометным огнем сжигать деревни и села, инструктировал командиров полков и батальонов по истреблению всех заподозренных в сочувствии партизанам.

«Выполняя приказ, мы превратились в банду гитлеровских грабителей, — сказал на суде генерал Алдя-Пап. — Я, как командир 105-й дивизии венгерской восточной оккупационной группы, был исполнителем воли тогдашнего венгерского фашистского правительства и его генерального штаба».

Все обвиняемые на Черниговском процессе были приговорены к 25 годам лагерей, но уже в 1955-м их отпустили домой. Генерал Золтан Алдя-Пап стал священником, вел миссионерскую деятельность в Индии и Нидерландах. В Венгрии его сейчас чтят, словно праведника и героя войны.

А в поселке Корюковка на Черниговщине есть памятник жертвам бойни, которую учинили венгерские военные 105-й дивизии под командованием генерал-лейтенанта Алдя-Папа. Ту казнь они провели вместе с гитлеровцами и украинскими националистами из вспомогательной полиции. В марте 1943 года в Корюковке оккупанты уничтожили почти семь тысяч мирных жителей, историки считают, что это самая масштабная карательная акция в истории Второй мировой войны.

Может быть, если бы власти Будапешта поставили у себя в городе копию Корюковского мемориала, то это освежило бы память тех политиков, которые участников венгерского «похода на Восток» прославляют словно национальных героев. Но сейчас в Евросоюзе стремятся обвинять вл всевозможных грехах только советских солдат, их называют «сталинские орды». Главный гитлеровский пропагандист Геббельс, первым придумавший эту кличку, и не подозревал, что спустя столько лет она вновь будет в ходу. Антироссийскую ложь на Западе кроят сейчас по его старым лекалам.

Насильников — карали!

Тем, кто огульно обвиняет всю Красную армию в массовом насилии, полезно прочитать приказ Сталина от 19 января 1945-го о недопущении грубого отношения к населению. Вот фрагмент из этого документа: «Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника. Каждый должен хранить самообладание, каждый должен быть храбрым. Оставшееся население на завоеванных областях не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени».

Насильников действительно отдавали под суд и не щадили, несмотря на боевые заслуги. Вот строчка из дневника поэта Семена Гудзенко, участника штурма Будапешта:

«К нашим политотделам ходят с жалобами: изнасиловали. Вчера в одном артполку расстреляли хлопца, награжден. Его расстреляли перед строем для “поучения”. Жаль, честно говоря. Война!»

Венгерская писательница Алэн Польц, автор книги «Женщина и война», вспоминает в ней, как искала насильника:

«Передо мной выстроили шеренгу солдат, и я должна была показать на того, кто меня изнасиловал. Слева меня сопровождают двое офицеров. Пока я прохожу вдоль шеренги, они держатся чуть позади. В глазах одного из солдат я увидела страх. У него были голубые глаза, и паренек этот был совсем молодой. По этому страху я и догадалась: это он».

В своих мемуарах Алэн Польц пишет не только об изнасилованиях, но и о том, как советские солдаты делились с венгерскими женщинами кашей и хлебом. Значит, она помнит не только своих обидчиков, добро тоже не забыто!

На территории Венгрии в боях погибло более ста тысяч советских солдат, четыреста тысяч было ранено, бои с гитлеровцами и мадьярскими фашистами там были жестокими. Освобождение Европы от нацизма — подвиг, который не умалить, даже если поименно перечислить всех изнасилованных женщин. Будапешт советские воины штурмовали совсем не ради насилия над женщинами, это уж точно. Били врага в его логове для того, чтобы он никогда больше не принес горе и слезы на нашу родную землю.

Григорий Тельнов, Рен

Источник ➝

Прекрасный и быстрый конец для Верховной Рады

Нет, я, конечно же, предполагал, что наступит песец. Но чтобы так быстро… Верховная Рада за 45 минут провела две чрезвычайные сессии, и по итогу могу с уверенностью заявить: осталось уже не долго. Парламентаризм реально все, поскольку депутаты очковали и просто давили на кнопки, жарко дыша в респираторы, маски и даже в противогазы с желтыми, слегка затемненными стеклами. С десяток депутатов пришли в некоем подобии скафандров биологической защиты примерно третьего уровня. Для дезинфекции школьных туалетов

Как и опасались проницательные аналитики, масочку подходящего размера на е… сорри, на табло первого вице-спикера Стефанчука найти не удалось. Поэтому ему натянули на правую ноздрю какую-то белую таблетку с красным клапаном, из которой топорщились волосы радикально рыжего цвета. То ли парламентский лидер не сбрил бороду, то ли не произвел эпиляцию ноздрей. Одно из трех. Тем не менее, собравшиеся начали бодро. Пока Юзик из «95-го Квартала» делал селфи и  панорамные снимки зала, Рада с ходу одобрила пять-шесть законов, якобы направленных на борьбу с COVID-19.

Ну так было написано в названиях законопроектов. Поскольку голосовали практически все фракции и группы, там явно не было ничего денежного и интересного. Когда стали вводить криминализацию экспорта за границу медицинских товаров, в позу встала фракция Порошенко. Я так понимаю, Петр Алексеевич в подпольных цехах своей компании «Рошен» уже наладил производство масочек, антисептиков и тест-систем из остатков от изготовления торта «Киевский» и просроченных тестов на беременность. Полученные изделия он продает под видом гуманитарной помощи в Италию. Вполне рабочая, кстати, схема. Но голос протеста Порошенко не был услышан. Проголосовали.

Самое интересное и запоминающееся – быстрая и качественная кастрация правительства ахметовского дегенерата Шмыгаля.

В разгар финансово-экономического кризиса по представлению премьера уволили министра финансов Уманского. Его, собственно говоря, назначили несколько недель назад. Еще даже табличку на двери кабинета сменить не успели. Короче, все. Уволили со свистом. Чуть ли не конституционным большинством. Оказывается, Уманский конфликтовал со Шмыгалем. Когда возникла необходимость провести сокращение бюджетных расходов, Игорь Иванович посоветовал премьеру завалить хлебало и не лезть в работу профессионалов. В принципе, он прав, поскольку Денис Шмыгаль, будучи губернатором Ивано-Франковской области, возглавлял рейтинг самых тупых глав областных администраций. Чтобы не попасть под санкции, он возил в Кабмин  просроченное варенье, носки ручной вязки и ящики дешевой водки. Чиновники брали водку, варенье выбрасывали, но продолжали считать Шмыгаля дол… не очень умным человеком.

В соответствии с галичанской традицией, Дениска, став премьером, мгновенно проявил свой львовский гонор. Поэтому когда его послал Уманский, он впал в истерику и побежал жаловаться Зеленскому. Не знаю, что там премьер лизал или сосал в порыве благородного негодования, но представление на Уманского внесли. И уволили. И что самое интересное – провалили кандидатуру его  преемника. Фамилия уже не имеет значения, поскольку страна осталась без министра финансов в разгар бюджетных сокращений. Ах да, бюджетные сокращения тоже завалили. Теперь строительство национального музея жертв революции достоинства будет профинансировано в полном объеме. 100 миллионов гривен до конца года. Институт национальной памяти тоже получит все до копеечки. Как и многочисленные ультрапатриотические организации, которые присосались к бюджету Министерства культуры.

Ни на секунду не прекратится съемка будущих шедевров украинского кинематографа про войну с Россией. На это выделяются миллиарды гривен. Действительно, зачем что-то менять и урезать? Рано или поздно все переболеют, а «креативный класс нации» не только выживет, но еще и значительно усилит свои позиции в изрядно поредевшем социуме.

Вот поэтому я и говорю, что конец наступит гораздо раньше. Опять же в разгар эпидемии Рада увольняет министра здравоохранения Илью Емца. Уже сам этот факт достоин номинации на премию Дарвина. Но украинские депутаты решительно  идут дальше: они, не дрогнув, без малейшей тени сомнения пробивают очередное дно и проваливают голосование за кандидатуру нового министра здравоохранения. Даже его имени не успел расслышать. Некий Степанов. Возможно, хороший человек. Но это, как и многое другое, в сложившихся условиях не имеет абсолютно никакого значения. Выполнив упражнение «убейся об стенку», депутаты открыли второе чрезвычайное заседание. Приняли закон об обеспечении «непрерывности питания военнослужащих в условиях эпидемии». Что это значит, не знаю. Могу предположить, что некоторое время ВСУ кормили с перерывами. Но по стандартам НАТО: один  банан на роту. Потому начались сбои, пропал из свободной продажи хамон, а фейхоа, с…ка, оказались чересчур твердыми. Не сочными. Но собрались люди в масках и быстро все исправили. Повторюсь: ровно 45 минут. За это время в правительстве Шмыгаля исчезло два ключевых министра. Просто интересно, как будет осуществляться руководство медициной без участия Министерства здравоохранения? Скорее всего, в Офисе президента есть план Б: сделать Ульяну Супрун главой медицины на общественных началах. Она согласится. В таком случае можно смело надевать маски и тихонько двигаться в направлении кладбищ.

Александр Яблоков, АнтиФашист

Картина дня

))}
Loading...
наверх