Польша рассчитывает на поддержку США в белорусском вопросе

Майкл Карпентер надеется «в ближайшем будущем преобразовать белорусскую систему в демократию»

Временная поверенная в делах США в РБ Дженифер Мур, министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс, министр иностранных дел РБ Владимир Макей и посол Польши в РБ Артур Михальский.

Белорусский вопрос не уходит с повестки дня. Лукашенко становится одним из самых популярных персонажей польских СМИ. 14 февраля он побывал в Светлогорске (Гомельская область) на встрече с работниками местного целлюлозно-картонного комбината и опять жаловался на Москву.

Рассказывал, как российское руководство намекает на присоединение РБ к РФ. В Речи Посполитой это мгновенно заметили, и понеслись заголовки вроде «Россия поглотит Беларусь? Путин хочет подкупить Лукашенко».

Так же бурно польская медиасфера откликается на встречи двух президентов. Накануне визита Лукашенко в Сочи 7 февраля либеральная Gazeta Wyborcza рассуждала, отдаст ли белорусский президент свою республику под московский скипетр. Высказывалась мысль, что в Кремле обдумывают, кем заменить Лукашенко. Эту тему развивал еженедельник Do Rzeczy: Москва, мол, на военную оккупацию не пойдёт, но создаст в РБ собственную оппозицию режиму. А Gazeta Polska Codziennie с уверенностью заявила: поддержка США, высказанная госсекретарем США Помпео, укрепила позиции Лукашенко и в Сочи «капитуляции не будет».

Не было недостатка в комментариях и после окончания переговоров двух президентов. Серьёзные издания отметили неудачу главы РБ, рассчитывавшего добиться значительных скидок на газ и нефть. «Кремль посадил Беларусь на строгую диету», – сокрушалась Rzeczpospolita. А главный редактор этого издания Богуслав Хработа призвал в своей колонке приложить максимум усилий для спасения Белоруссии от насильственной интеграции с Россией.

В Польше плохо понимают суть отношений Москвы и Минска. Много пишут о том, что Россия нашла себе «новую жертву» и снова пытается удовлетворить свои имперские амбиции. Дают понять, что Варшава готовится принять самое деятельное участие в судьбе белорусского соседа.

11 февраля в Rzeczpospolita увидела свет публикация под названием «Забытая диктатура». Ее автор – Витольд Ващиковский, до января 2018 г. министр иностранных дел, а ныне депутат Европарламента. Несмотря на уход из МИД, Ващиковский продолжает высказываться по вопросам внешней политики. И это не досужие рассуждения дипломата-отставника, а программные публикации.

В новой статье Ващиковский обвинил Россию в намерении «нейтрализовать, подчинить или ликвидировать Лукашенко». Затем указал на возросший американский интерес к РБ и сделал вывод: «[Польше] стоит начать переговоры с Вашингтоном на предмет возможных совместных действий». Цель таких польско-американских переговоров – «гармоничное сотрудничество» с Белоруссией. Учитывая заявления заместителя главы МИД Павла Яблонского о Белоруссии как приоритете польской внешней политики, к этим словам Ващиковского нужно отнестись внимательно.

Синхронно с публикацией в Rzeczpospolita государственному польскому радио дал интервью Майкл Карпентер, работавший во времена Обамы в Пентагоне, а сейчас являющийся экспертом Atlantic Council и старшим директором «Центра дипломатии и глобального взаимодействия Пенн Байден» при Пенсильванском университете.

Карпентер – приметная личность. Летом прошлого года он посетил Тбилиси, и через два дня после его отъезда там вспыхнули антироссийские беспорядки. Бывал Карпентер и в Минске. Он с удовольствием вспоминает, как в 2016 году (Карпентер служил тогда помощником министра обороны США) лично уговорил Лукашенко возобновить обмен военными атташе.

В интервью польскому изданию Карпентер выразил надежду, что сотрудничество на различных уровнях, в сфере безопасности, в экономических отношениях, «позволит в ближайшем будущем преобразовать белорусскую систему в демократию». Заодно американец дал указание вассалам США в Европе: «Мы должны иметь комбинацию стратегий США и ЕС в отношении Беларуси. Кроме того, такие столицы, как Варшава, Вильнюс и Рига, должны стремиться выработать общую политику в отношении Беларуси».

А двумя днями ранее Карпентер предоставил обширный комментарий американскому изданию Daily Best – и тоже о Белоруссии. По мнению аналитика, в Вашингтоне долго смотрели на РБ как на заповедник советского периода, а это неправильно: из Минска постоянно шли сигналы и, наконец, американцы на них ответили.

Госдепартамент сейчас развивает обширную деятельность на белорусском направлении. «Я был бы рад видеть, что через Клайпеду переваливается [американский] СПГ, который попадает на рынок Литвы, а возможно, и в Беларусь», – говорит Роберт Гилкрист, посол США в Литве. Гилкрист оптимистичен по поводу возможного соглашения о поставках американских энергоносителей: «На мой взгляд, надежда действительно есть. Секретарь [Помпео] был там полторы недели назад… Я уже знаю, что США этим интересуются и что об этом пойдет речь на встречах в правительстве, которые состоятся у меня в ближайшие дни».

На этом фоне симптоматично заявление генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, который во время саммита министров обороны в Брюсселе 12-13 февраля удостоил вниманием журналиста «Белсата» и, отвечая ему, заявил: «Мы… призываем Россию уважать суверенитет и территориальную целостность всех наций в Европе, в том числе Беларуси».

И ещё одна деталь: в январе в сейме была образована парламентская группа по связям с Белоруссией. В ней состоят 41 депутат нижней палаты парламента и один сенатор. Это самая крупная парламентская группа (например, польско-французская и польско-итальянская группы меньше). В сейме предыдущего созыва в польско-белорусскую группу входили только 24 парламентария. Теперь всё меняется. Польша, поддерживаемая Соединёнными Штатами, надеется стать (при вспомогательной роли Литвы)  авангардом политики Запада в Белоруссии.

Сергей Павленко, ФСК

Источник ➝

От любви до ненависти: «вечные» колебания Чехии по России

9 мая исполняется 75 лет освобождению Праги Красной Армией. Отношения России и Чехии к этой дате испортились ввиду сноса памятника маршалу Коневу и установки памятной доски власовцам в чешской столице — причём руководство Чехии выступало против подобных действий местных властей. Данные события высветили крайнюю противоречивость отношений и рядовых чехов, и чешских политиков к России и событиям 1945 года. И эти противоречия никуда не исчезнут. Вся история наших отношений говорит о том, что Чехия останется для России крайне неоднозначным партнёром, отношения с которым будут подвержены существенным колебаниям.

В начале мая и в России, и в Чехии традиционно вспоминают последнюю крупную операцию Красной Армии в Европе — Пражскую наступательную. В ходе её войска Первого, Второго и Четвёртого украинских фронтов 9—11 мая 1945 года освободили столицу Чехословакии и её окрестности. Фактически ряд боевых операций продолжался ещё неделю. Только в городе советские войска потеряли свыше 450 человек, ещё более 650 — при входе в него. Всего в ходе операции потери красноармейцев составили порядка 12 тысяч только убитыми.

К этому времени в Праге ещё 5 мая началось восстание, на сторону которого перешла и часть власовцев под командованием Сергея Буняченко. Они помогли чехам освободить ряд районов города, но в ночь на 8 мая (за исключением небольших отрядов) покинули его. К этому моменту в городе всё ещё находились немецкие военные подразделения, в целом контролировавшие город. Они начали уходить вечером 8 мая, но к 9-му числу ушли не все (остались преимущественно эсэсовцы). С ними-то и пришлось сражаться красноармейцам как в городе, так и в его окрестностях.

Командовал операцией маршал Иван Степанович Конев, памятник которому и стоял 40 лет до 3 апреля этого года в районе Прага-6. Военачальник и символизировал те подразделения, которые освободили город и всю чешскую землю. Именно они положили конец шестилетней нацистской оккупации, в ходе которой почти все этнические чехи были гражданами второго сорта (в отличие от немцев, получивших паспорта Рейха). Десятки тысяч чехов погибли, около 200 тысяч угнали на работы в Германию. Многих из них ждала ассимиляция, превращение в немцев.

Казалось бы, всё ясно с тем, где добро, а где — зло. Однако потом в Чехословакии наступила эпоха социализма. Память о событиях 1945 года во многом вытеснил ввод советских войск в 1968 году для подавления Пражской весны и прочие издержки того периода. Все события, связанные с СССР и социализмом, начали изображать в чёрных красках — даже освобождение страны от нацизма. Некоторые решили приписать освобождение Праги власовцам (в честь чего и установили доску 30 апреля в пражском районе Ржепорые), другие и вовсе отрицали факт освобождения, продвигая концепцию о смене нацистской оккупации советской.

Особенно ярко это проявлялось в годы президентства Вацлава Гавела (1990−1992 и 1993−2003 годы). Однако его преемники Вацлав Клаус и Милош Земан ясно дали понять, что издержки социализма нельзя смешивать с событиями 1945 года. Потому, в отличие от Польши и стран Прибалтики, война с памятниками постепенно сошла на нет, и на государственном уровне её вести перестали. Большинство чешских политиков перестали играть в «войны памяти». Однако осталось и упёртое антисоветское и антироссийское меньшинство, которое порой располагало властью на местном уровне.

События 2014 года на Украине обострили у них антироссийские и антисоветские комплексы. Они то сравнивали Крым с подавлением Пражской весны 1968 года, а то и вовсе — с разделением Чехословакии по Мюнхенскому соглашению 1938 года. Однако даже среди тех, кто критикует Россию, не все занимались борьбой с памятником Коневу и подготовкой к установке памятной доски власовцам. Многие (включая президентов Земана и Клауса) и вовсе отнеслись ко многим действиям России с пониманием.

На сегодняшний день трудно найти в Европе страну, где разброс мнений о России был бы настолько широким, как в Чехии. И это относится не только к России современной, но и к событиям 75-летней давности. И все они ярко проявили себя в истории со сносом памятника Коневу и установкой мемориальной доски перешедшим на сторону восставших чехов власовцам (последнюю всё же снабдили информацией о том, что власовцы изначально были пособниками нацистов, а не бескорыстными рыцарями-помощниками восставших пражан).

В парламенте Чехии представлены девять партий. Из них только ТОП09, к которой принадлежит «палач» памятника Коневу Ондржей Коларж, в принципе отрицает факт освобождения Чехословакии Красной Армией. Кроме того, Гражданско-демократическая партия (в которую входит староста района Ржепорые Павел Новотный) продвигает идею об освобождении Праги власовцами. Её главный «мотор» — историк и депутат парламента от гражданских демократов Павел Жачек. В сумме эти две партии имеют (по итогам выборов 2017 года) 16,5% голосов чешских избирателей.

Кроме них, снос Конева поддержали консерваторы из Христианско-демократического союза и либерал-консерваторы из партии «Старосты и независимые». Они факт освобождения страны Красной Армией не отрицают, роль маршала в тех событиях признают, но для них издержки социализма перевешивают события 1945 года. Почти то же самое можно сказать и о Пиратской партии, к которой принадлежит мэр Праги Зденек Гржиб. Но она настаивала на проведении местного референдума о судьбе статуи. Эти три силы имели три года назад поддержку примерно 22% избирателей.

При этом монолит представляют собой только крайние русофобы из ТОП09. В других партиях звучали мнения о возможности переноса памятника на земли, принадлежащие министерству обороны Чехии. Ещё чаще такое можно услышать в партиях правящей коалиции — ANO и социал-демократов. Их представители в целом высказывались против сноса Конева, ибо о 1945 годе надо помнить. Однако они хотели оставить возле него «пояснительную табличку» о деятельности маршала по подавлению Венгерского восстания 1956 года и строительству Берлинской стены пятью годами позднее.

Теперь представляющие эти партии премьер Андрей Бабиш и глава МИД Томаш Петржичек ведут себя с нашей точки зрения весьма странно (но с чешской — объяснимо). С одной стороны, они говорят о недопустимости вмешательства во внутренние дела Чехии. С другой, отказываются высылать российского посла по требованию ТОП09 и гражданских демократов и сомневаются, что Россия посылала в Чехию агентов для убийства старосты Коларжа и мэра Гржиба. Они даже отправляют в МИД России письмо о желании начать диалог по памятнику… Отметим, что за подобные партии в 2017 году голосовали 37,5% чехов.

Против переписывания истории, сноса Конева и установки обелиска власовцам решительно высказывался президент Земан, два года назад выигравший президентские выборы с результатом 51,5%. Правда, и он допустил перенос памятника в другое место. Безоговорочно против такого поворота событий, как и против принижения роли Красной Армии в целом, выступали только коммунисты и националисты из партии «Свобода и прямая демократия». Они в сумме имели 18,5% голосов. Их представители постоянно приходили защищать памятник Коневу. И если бы не карантин — не факт, что староста Коларж сумел бы довести начатое дело до конца.

История с Коневым и оценками 1945 года вполне встраивается в то, как чешские партии оценивают современную Россию. Так, крайние русофобы из партии ТОП09 прямо призывают к военной помощи Украине и смене власти в Кремле. Гражданские демократы видят в России «дикую азиатчину», с которой хорошие отношения в принципе невозможны. Естественно, обе выступают за ужесточение санкций ЕС. Христианские демократы и «Старосты и независимые» важность отношений с Россией не отрицают, но ограничительные меры поддерживают безоговорочно.

Внутри двух партий правящей коалиции, а также «пиратов» имеются разные мнения насчёт России. Но последняя склоняется всё же к поддержке санкций. А вот ANO и социал-демократы хотя и не говорят прямо о желании снять ограничения, но устами премьера Бабиша и главы сената Милана Штеха прямо сомневаются в их эффективности. Наконец, президент Земан и его предшественник Клаус, а также коммунисты и националисты открыто призывают антироссийские меры отменить. Так что единством мнений и относительно современной России в чешской политической элите не пахнет.

Российская тема весьма активно обсуждалась в ходе чешских выборов, поэтому определённое влияние на настроения избирателей она тоже оказывала. У сноса памятника Коневу имелись и горячие сторонники, и убеждённые противники — и те, и другие собирали массу подписей. Опросы тоже не дают однозначной картины — явного преимущества не имеют ни русофобы, ни русофилы. Скорее преобладает настороженное отношение к России, в котором можно разглядеть и полутона, и даже четвертьтона. Уровень поддержки тех или иных сил это наглядно показывает.

Ещё одна особенность Чехии — широкие полномочия местного самоуправления. В отличие от Польши и Венгрии, где исполнительная власть постепенно подчиняет себя остальные и пытается создать вертикаль сверху до низу, у чехов такого не наблюдается. На выходе получается такая картина, что в Праге, где антироссийские партии намного сильнее, чем по стране в целом, к власти приходят силы, глубоко оппозиционные государственной власти. И они начинают целенаправленно ей вредить, намеренно действуя на ухудшение отношений с Россией. И возможностей отстранить таких деятелей от рычагов управления у президента или премьера действительно нет.

В целом маловероятно, чтобы парламент Чехии принял закон о целенаправленном сносе памятников воинам-освободителям, как это случилось в Польше в 2017 году. Выступающие за подобное развитие событий силы просто не наберут большинства голосов, да и подобная идея не пользуется в чешском обществе массовой поддержкой. Однако в Праге такое возможно — настроения там не слишком сильно отличаются от того, что имеет место в Варшаве. И городские и районные власти из числа представителей антироссийских партий время от времени будут напоминать о себе.

Если углубиться в историю, что мы увидим, что и русофобы, и русофилы имелись в Чехии уже в XIX — начале ХХ веков. К числу первых принадлежал, например, деятель национального возрождения Йозеф Добровский, ко вторым — первый премьер Чехословакии Карел Крамарж. Первый чехословацкий президент Томаш Масарик считал необходимым ориентироваться на страны Запада, но в то же время русофобом не был. Так что противоречивое отношение к России возникло у чехов давно, и нынешний разброс мнений на её счёт и насчёт событий 1945 года прямо продолжает эту традицию.

Отношение к Советскому Союзу во многом определяет и взгляд чехов на современную Россию. Но связь эта не абсолютная. И сегодня можно встретить такое, что чехи крайне отрицательно относятся к событиям 1968 года, и плохо говорят об СССР, но в целом хорошо относятся к России. Ярчайший пример тому — президенты Клаус и Земан. Есть те, кто недолюбливает нашу страну, но в то же время выступает против безоговорочного следования в фарватере США и Евросоюза, ругая и их тоже (например, в Пиратской партии). Эпоху социализма явное большинство чехов оценивает отрицательно, но это для многих из них не повод предавать забвению 1945 год…

На сегодняшний день Чехия входит в число 20 крупнейших торговых партнёров России. Туда ездит множество российских туристов. Граждане России охотно покупают там недвижимость и ведут бизнес. Просто взять её и забыть вряд ли получится. Наказать за надругательство над Коневым и обелиск власовцам — можно и нужно. Но чешский случай отличается от польского и прибалтийского отсутствием общегосударственного заказа на русофобию и войну памяти. Так что, «бить» скорее надо по городу Праге, где подобные вещи происходят. По производимым в ней товарам, по её турбизнесу. И по отдельным политикам и организациям, затевающим борьбу с прошлым.

На выходе мы получаем в лице Чехии крайне непредсказуемого партнёра. Чего ожидать от Польши, Болгарии или Сербии — более-менее понятно. Но как вести себя со страной, где у власти на разных уровнях могут находиться и русофобы, и русофилы? Скорее всего, речь можно вести о точечном, ограниченном партнёрстве, которое можно прерывать в случае прихода к власти антироссийских сил, и возобновлять при смене их на менее враждебные нам. Постоянные колебания российско-чешских отношений — это тоже своего рода определённость, от которой и следует отталкиваться впредь.

Противоречивое отношение чехов к России никуда в ближайшее время не денется. Это константа, проверенная временем, и доказанная историей с «бронзовым» Коневым. И такие истории (то с плохим, то с хорошим для нас знаком) наверняка повторятся ещё не раз.

Вадим Трухачёв, EADaily

Дня Победы могло и не быть

  Памяти миллионов кровавых долларов

Устоявшееся мнение, что в истории нет сослагательного наклонения одним куда более выгодна, чем другим. В конечном итоге, Дня Победы, который сейчас так любят критиковать западные деятели и разного рода либералы, могло бы не быть. Как и самой победы. Как, впрочем, и войны. Если бы…

Тем, кто любит задаваться вопросом, к чему вся помпезность, с которой русские праздную День Победы, стоит спросить еще кое-что: почему его так не празднуют в Европе или США? Разве не считают патриотичные американцы, что именно они победили нацизм?

«Режим Гитлера был уничтожен благодаря сочетанию американской технической мощи и высокого боевого духа массовой призывной армии демократического государства, которая, несмотря на недостаточное обучение и отсутствие опыта, за считанные месяцы сравнялись по боевым качествам со своими закаленными противниками — немцами», — пишет The New York Times.

Дело даже не в том, что Европа благополучно капитулировала, а бравые американцы появились на побережье Нормандии только летом 1944 года. День Победы на Западе аккуратно обходят стороной по той же причине, по которой Вашингтон с Евросоюзом сейчас активно переписывают историю Второй мировой, но не говорят о том, что ей предшествовало.

«Вы должны предъявить обвинение самим себе»

«Исследователи сознательно избегают детального описания периода возникновения нацизма, так как это может вскрыть массу неприятных вещей; действительно, такое исследование наверняка бы показало, что нацисты ни при каких обстоятельствах не могли стать порождением слепого случая», — писал в своих трудах историк Гвидо Препарата и был чертовски прав.

В одном весьма известном фильме о становлении Адольфа Гитлера, снятом в рамках Медиа-программы Евросоюза (MEDIA Programme of the European Union), можно было услышать, как щедро люди платили за то, чтобы попасть на митинг несостоявшегося австрийского художника и послушать его речи. Этот доход, как говорится в фильме, формировал бюджет НСДАП. Справедливости ради надо отметить, что авторы все же упомянули поддержку, которую Гитлеру оказывал Генри Форд. Только он был далеко не главным спонсором Третьего рейха. И уж тем более не простые граждане.

В этой связи трудно не вспомнить историю Ялмара Шахта. Как и многие деятели нацистской Германии, он – глава Рейхсбанка и министр экономики – был привлечен к суду в рамках Нюрнбергского процесса. Там он заявил следующее:

«Если вы желаете предъявить обвинение промышленникам, которые помогли перевооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе. Вы обязаны будете предъявить обвинение американцам. Автозавод «Opel», к примеру, не строил ничего, кроме военной продукции. Владела же этим заводом ваша «General Motors». Почти до самого конца войны, имея специальное разрешение на торговлю с Германией, Италией, Японией, вела свой бизнес американская телекоммуникационная компания ITT. Не остановил производство во Франции после оккупации ее немцами автогигант «Ford», при этом особое покровительство деятельности Форда в Европе оказывал лично Герман Геринг».

Он сказал, что Лондон предоставил Берлину кредиты общей суммой более миллиарда фунтов или два миллиарда долларов. Надо ли говорить о том, что Шахт был полностью оправдан, несмотря на протесты советских представителей? По некоторым данным, которые звучат вполне логично, американцы гарантировали ему свободу в обмен на молчание.

Шахт был финансовым гением Третьего рейха, однако стояла за ним не менее важная персона — Монтегю Норман, глава Банка Англии. Еще в 1932 году британский финансист провел переговоры с Адольфом Гитлером. Тогда же, предположительно, была заключена сделка о финансировании НСДАП. Примечательно, что на встрече присутствовал и американец Аллен Даллес. В 1953 году дипломат станет директором Центральной разведки, а до войны ему вверили контроль за всеми финансовыми потоками, которые через Атлантику поступали в Берлин. К моменту встречи с Гитлером Даллес уже два года занимался американскими спонсорскими взносами и был хорошо осведомлен в вопросе. Поэтому Вашингтон и направил на переговоры именно его.

Хорошо знакомые название

Здесь стоит обратить внимание на западный подход к столь скользкой теме финансирования Адольфа Гитлера. Там утверждается, что деньги поступали от немецких промышленников и бизнесменов. В этом имеется доля правды. Но есть в этой истории нюанс: после экономического кризиса двадцатых годов, который для Германии был особенно болезненным из-за необходимости выплат странам-победителям Первой мировой, американские финансовые элиты скупили активы многих немецких предприятий.

Как говорил Шахт, в руках General Motors оказался Opel, производивший военные грузовики, на базе которых в последствии строили газовые камеры «Gaswagen». Принадлежащая семейству Рокфеллеров компания «Standard Oil», сейчас известная как Exxon, заполучила контроль над I.G. Farbenindustrie Aktiengesellschaft и уже через немецкий конгломерат спонсировала избирательную кампанию Гитлера в 1930 году.

«General Motors, Ford, General Electric, DuPont и многие другие американские компании, способствовавшие развитию нацистской Германии, практически все (за исключением Ford Motor Company) контролировались элитой Уолл-стрит — фирмой J.P. Morgan, рокфеллеровским Chase Bank и в меньшей степени Bank of Manhattan Варбурга», — писал американский экономист Энтони Саттон.

Генри Форд за свои щедрые взносы в фонд НСДАП даже получил высшую награду Третьего рейха – большой крест Немецкого орла. Форд был ярым антисемитом, а его прямые связи с Гитлером не прекратились даже после того, как в США приняли акт о торговле с врагом, запрещающий таковую. В начале войны завод Форда во Франции начал производство двигателей для немецких самолетов и подарил Вермахту 65 тысяч грузовиков. Объемы финансовой помощи Форда к тому времени составили 17,5 миллионов долларов. Надо сказать, это сравнительно немного. Standard Oil вложила в становление Третьего рейха 120 миллионов.

Указанные выше компании в том или ином виде существуют до сих пор. Вернее, они не существуют, а процветают. JPMorgan Chase – один из крупнейших американских банков. General Electric растет на федеральных военных заказах США. DuPont за свою долгую историю производила все от пороха до боевых отравляющих веществ. Теперь, среди прочего, компания производит пресловутые медицинские маски N95.

Понесли эти структуры наказание? Вопрос столь же справедлив, сколько и риторичен. Только история могла сложиться совершенно иначе, если бы не западные финансовые элиты.

Королевская игра

«Можно с абсолютной уверенностью сказать, что Норман сделал все возможное для поддержки гитлеризма, чтобы завоевать и сохранить политическую власть, работая в финансовой плоскости из своей крепости на Треднидл-стрит», — писал британский деятель Джон Харгрейв.

Монтегю Норман позаботился об успехе Адольфа Гитлера. Однако, его вклад был не только финансовым. Будучи гением в сфере финансово-политических манипуляций, именно он поспособствовал кризису в Германии. К началу Великой депрессии Германия задолжала иностранным банкам 16 миллиардов рейхсмарок. Банк Англии вместе с Федеральным резервным банком Нью-Йорка методично повысили процентные ставки. Это повлекло за собой тотальный отток капитала из Германии. Способствовал этому и тот факт, что большая часть финансов была в руках евреев, не желавших видеть Гитлера у власти. По иронии судьбы, именно тот кризис сыграл важную роль в становлении Гитлера. Лондон, в свою очередь, приступил к развязыванию войны.

Пока в самой Британии разыграли постановку политического раскола на сторонников и противников нацизма, осенью 1937 года в альпийскую резиденцию Гитлера прибыл лорд Галифакс с конкретной целью – убедить того напасть на Советский Союз. Среди озвученных им тезисов были следующие: Лондон считает Германию оплотом антикоммунизма; Лондон не возражает против того, чтобы Германия забрала Австрию, Чехословакию и Данциг — нынешний польский Гданьск. После Мюнхенского сговора, когда Франция с Британией позволили Гитлеру «распилить» Чехословакию, Монтегю Норман любезно передал Рейхсбанку 6 миллионов фунтов. Эти деньги принадлежали Чехословакии и хранились в Банке Англии. Очевидно, что и вторжение немецких войск в Польшу для Лондона не стало неожиданностью. Но что же тогда происходило на Западном фронте?

«У союзников просто не было никакого желания воевать. Вместо бомб союзные самолеты сбрасывали на Германию листовки, в которых немецкое население уверяли в том, что союзники воюют не с ним, а с его правителями. Королевские военно-воздушные силы получили строжайший приказ — не бомбить скопления наземных сил противника, и этот приказ оставался в силе вплоть до апреля 1940 года», — пишет Гвидо Препарата, отмечая, что против 350 тысяч немцев тогда выступили полтора миллиона солдат Франции и Германии.

Вялое противостояние Гитлеру Британия оправдывала все тем же политическим расколом. На самом же деле Лондон делал все, чтобы затянуть войну, позволив немцам как можно глубже зайти на советскую территорию.

«За сценой была заключена сделка. Британия расчетливо мешала американцам открыть Западный фронт в Европе в течение трех лет, позволив нацистам углубиться в Россию и без помех опустошить ее в обмен на эвакуацию немецких войск из Средиземноморского бассейна, зоны жизненно важных британских интересов», — рассказывал историк.

Цена польских амбиций

Сегодня Польшу называют жертвой, причем не только нацистской Германии, но и Советского Союза. Но ее заигрывания с Третьим рейхом упоминать не любят. С учетом того, что Версальский договор позволил Польше забрать внушительные немецкие территории, территориальные споры были вопросом времени. Это не помешало сближению двух стран. Более того, у Варшавы с Берлином нашлись общие интересы. В частности, они рассматривали перспективу совместного нападения на СССР, когда возникла угроза советско-японской войны.

В начале 1934 года Германия с Польшей подписали десятилетнюю Декларацию о неприменении силы. Таким образом Варшава не только торпедировала возможность заключения договора о коллективной безопасности между Чехословакией, Финляндией, Литвой, Латвией, Германией и СССР, но и поддержала раздел Чехословакии. Советы тогда были связаны с Чехословакией договором, потому выступили на стороне союзника, а Польша стала угрожать объявлением войны СССР. Мюнхенский сговор позволил Польше получить Тешинскую область. Но Варшава игнорировала тот факт, что теперь только Польша стояла между Гитлером и окончательным крахом Версальского договора.

Польские власти полагалась на Францию с Британией. Дело в том, что Лондон в тайне от Гитлера обрабатывал и Варшаву. Поляков убеждали в том, что западноевропейские страны начнут полномасштабное наступление на Германию, если та нападет на Польшу. Все мы знаем, чем закончилась эта история.

Оверлорд

Для США Вторая мировая началась с атаки Японии на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года. Франклин Рузвельт выступил тогда в Конгрессе и объявил войну Японии. В ответ Германия, связанная с Японией союзом, объявила войну США. Заметьте, именно Германия Штатам, а не наоборот.

Американское участие в европейской кампании началось с кредитов странам-союзницам на покупку американского вооружения. Долг за подобные поставки объявлялся списанным. Закон Конгресс принял в марте 1941 года, но с поставками Советскому Союзу тянули вплоть до осени.

К июню 1944 года, когда был открыт второй фронт, а в рамках операции «Оверлорд» на побережье Нормандии высадились войска союзников, большая часть советских территорий уже была освобождена. Более того, с 1942 года германская армия в большей степени была вынуждена обороняться. В 1944 году исход войны был предопределен, что ставит под сомнения западные утверждения о решающей роли союзных войск во Второй мировой.

Да, США приблизили разгром, но не более. К тому же, если и был у Штатов мотив развернуть войска на западноевропейском фронте, так заключался он в нежелании отдать победу Советам. Собственно, до сих пор участие США используется в качестве противовеса советскому вкладу, хотя 70% потерь Вермахт понес именно на Востоке.

А что, если…

От разгрома нацистской Германии нас отделяет 75 лет. Вторая мировая стала ужасающих масштабов конфликтом, который разделил историю на «до» и «после». Победа в этой войне была одержана ценой десятков миллионов жизней. Только в Советском Союзе эта цифра превышает 40 миллионов. И память об их жертве достойна того, чтобы и спустя три четверти века праздновался День Победы. День их победы.

Но что же праздновать Западу? Что праздновать США? Да, больше 400 тысяч американцев погибли в боях, хотя около 300 тысяч – в ходе войны с Японией. Примерно 300 тысяч солдат потеряла Британия. Безусловно, эта жертва заслуживает памяти. Только ее, как и всех других, можно было бы избежать, если бы не финансово-политические игры западных элит. Готовы ли США признать, что отправляли своих солдат воевать с армией, которую сами же создали? Готовы ли признать, что ныне существующий западный олигархат расцвел благодаря кровавой жертве, которую сам же и оплатил? Едва ли…

Евгений Гаман, специально для News Front

Картина дня

))}
Loading...
наверх